Отзыв на книгу Facts Are Sacred by Simon Rogers


2014-08-28 22.17.11

“Что толку в книжке, — подумала Алиса, — если в ней нет ни картинок, ни разговоров?”

Истинный британец, Саймон Роджерс, очевидно, разделяет мнение Алисы – картинками он как раз и взял. Разговоров, впрочем, тоже достаточно: чего стоит разложенная на восемь страниц твиттер-дискуссия о карте бедности Лондона, точнее, ее недостатках.

2014-08-28 22.51.27

Эта книга подробно, с отцовской любовью рассказывает о первых шагах главного на сегодня детища Саймона Роджерса – Guardian Datablog, проекта, который он и сам в интервью нежно называет my baby.

2014-08-28 22.30.35

Некоторые из постов в этом блоге стали настоящими хитами дата-журналистики, например, нанесение на карту каждого убийства в ходе войны в Афганистане (по материалам Wikileaks) или проект Reading the Riots – о погромах в Англии в августе 2011 года. Это и масштабное социологическое исследование, дающее портрет погромщика. И обработка тысячи судебных дел, доказывающая, что бунтарям давали сроки на четверть больше, чем за аналогичные преступления годом раньше. Наконец, это анализ социальных медиа, особенно твиттера: оказывается, чтобы погромить, ребята с городских окраин садились на метро и проезжали пару остановок.

2014-08-28 22.31.29

Вкусных «пирогов», то есть Pie charts здесь хватает, чтобы накушаться вволю – как и всех других видов разноцветных charts и graphs. Из них вы узнаете…

2014-07-06 12.52.43

…что по выбросам углекислого газа Китай «больше» США, а в 2009 году впервые в истории эти выбросы стали меньше, а не больше, чем в предыдущем году – правда, всего на 0,1 %.

…что с 1970 года популяция горлиц в Англии упала на 93 процента, а вот лазоревки и дрозды приумножились, отчасти потому что живут близко к человеку.

…что китаянка Ye Shiwen проплыла последние 50 из своих 400 метров быстрее победителя в мужской гонке, и это очень странно. Но не потому, что мы не верим в талант Ye Shiwen, а потому что это статистическая аномалия.

Но, помимо рассказа о первых годах жизни Guardian Datablog, Саймон Роджерс рассуждает с читателем и своими коллегами о принципах, основах и целях дата-журналистики как таковой. Действительно ли это новый панк? Зачем это нужно? Как этому научиться?

Ведь быть дата-журналистом это не (только) показывать всем, какой ты умный, но и нечто большее: уважать читателя. И если раньше журналисты были экспертами с эксклюзивным доступом к сакральному знанию, которое они порционно выдавали населению, то  теперь ‘open data journalists’ делятся своими источниками, делают свои базы данных доступными для скачивания и анализа, и приглашают читателя стать полноценным участником событий. И вот тогда-то читатель этот начинает журналисту снова доверять.

2014-08-28 22.15.52

Подобно тому, как в американских отелях в прикроватных тумбочках лежит Библия, на ночном столике дата-журналиста самое место книге Facts are sacred. И кажется, неслучайно Simon Rogers заканчивает книгу «руководством в 10 пунктов» (‘ten-point guide to how it can work’) – вот, мол, скрижали, постарайтесь не разбить.

Must read.

5 причин, по которым журналистам стоит участвовать в хакатонах


Большинство западных и российских журналистов не отличаются склонностью к программированию, ведь зачастую в журналистику идут те, кому хорошо давались гуманитарные предметы. Журналистам не так уж часто удается поработать напрямую с разработчиками и дизайнерами, и вряд ли большая часть журналистов отличит терминал «Мака» от текстового редактора Sublime Text. Но если у вас есть желание научиться работать в команде с программистами и создавать цифровые продукты с нуля, есть дешевый и быстрый способ это сделать — примите участие в хакатоне.

Что такое хакатон? Хакатон (hackathon, «hacker» + «marathon») — это, как правило, двухдневное мероприятие, в ходе которого команды из программистов, дизайнеров, а бывает, и журналистов, создают новые продукты. Например, участникам могут предложить поработать с каким-то определенным API (application programming interface). В этом случае компания-спонсор заинтересована в новых идеях и возможностях. Например, BMW совместно с Twitter может организовать хакатон, цель которого — изучить способы интеграции Твиттера в автомобиле. Некоторые хакатоны могут быть посвящены определенной теме, такой как «мобильный контент», «открытые данные» или «здоровье» и не ограничивать использование данных. Хакатоны именно для журналистов можно найти на сайте Knight-Mozilla OpenNews.

Пока что я успела поучаствовать и выиграть призы на двух хакатонах в Берлине и Гамбурге, понаблюдать и написать о хакатоне в Москве и провести собственный хакатон Open Data Hack Day на юге Германии, сейчас идет подготовка к проведению следующего хакатону в Мюнхене в октябре. Поэтому пришла пора поделиться опытом и объяснить журналистам, почему им стоит участвовать в хакатонах, даже если они не умеют программировать.

1. Вы выбираетесь из зоны комфорта и пробуете себя в новых ролях.

Если вы думаете, что журналисты на технических хакатонах никому не нужны, вы заблуждаетесь. Дело в том, что программистам всегда нужен человек, который в состоянии донести их идеи до мира. Именно этим журналисты в идеале и занимаются — опрашивают экспертов, изучают тематику, по которой работают, читают специализированные журналы, чтобы потом просто и понятно рассказать об этом широкой публике. Эти навыки могут очень пригодиться на хакатонах.

Обычно на хакатонах при серьезном подходе кто-то должен писать документацию по проекту (какую проблему пытались решить, что получилось, какие инструменты использовали, возникшие сложности, идеи для дальнейшего развития) и делать презентацию, на которую отводится обычно лишь пара минут. Но это еще не все. Например, во время хакатона в Гамбурге наша команда состояла из 5 человек: одного журналиста (меня), специалиста по работе с данными / программиста, специалиста по статистике и двух дизайнеров. При желании они могли создать что угодно, но им нужно было понимать, как будет выглядеть конечный результат, а также координировать действия. Тут журналисты тоже могут пригодиться.

Чтобы узнать, чем еще могут люди без навыков программирования заняться на хакатоне, рекомендую прочитать вот эту статью на платформе Medium.

2. Вы учитесь программировать — бесплатно и всего за два дня.

Конечно, не стоит думать, что через два дня вы станете писать строчки кода как профи, но какие-то базовые вещи станут гораздо понятней. Например, вы сможете научиться читать HTML-код или видеть основные команды в Python. Все зависит от вашего собственного любопытства и желания учиться.

3. Вы создаете продукты, которые потенциально можно использовать в собственном СМИ

Например, когда я участвовала в хакатоне в Гамбурге, я придумала, как применить результаты сложного анализа данных к журналистской истории, учитывая особенности конкретной марки нашего издательства Hubert Burda Media. Такой подход позволяет не только научиться создавать заточенные под определенную публику продукты, но и при возможности публиковать результат на соответствующем сайте, что только добавит вам известности.

4. Вы учитесь думать самостоятельно и в условиях крайней нехватки времени

Разработка любого прототипа на хакатоне — это ужатый до крайности процесс разработки продукта, где идеи генерируются, изменяются и отвергаются в течение пары часов. Конечно, ваш продукт не будет завершенной и идеальной версией в конце хакатона, но понимание того, как он должен выглядеть в итоге, важно уже на первых стадиях разработки. Важно также понимать, какую проблему для какой целевой группы вы пытаетесь решить.

По сути это означает, что вы учитесь работать почти как в стартапе. Умение быстро создавать прототипы и понимать, как их можно развивать, высоко ценится многим СМИ. Это признают многие известные медиаорганизации, например New York Times в своем отчете об инновациях (Innovation Report).

5. Вы набираетесь опыта для проведения собственного хакатона

Собственный закатон можно посвятить темам, интересным именно вашему СМИ. Например, при проведении первого хакатона Open Data Hack Day в июне мы предложили участникам создать интерактивные журналистские визуализации на основе открытых данных. Перед проведением хакатона важно было понять многие организационные моменты (расписание, еда), чему помогло посещение других хакатонов. Для более подробного ознакомления с теорией проведения хакатонов советую прочитать вот этот документ.

6. Бонус: вы наконец поймете, что разработчики и дизайнеры — милые люди

… и что с ними можно общаться на человеческом языке, а не только малопонятными аббревиатурами. Например, на нашем первом хакатоне были случаи, когда именно разработчики объясняли журналистам, какую историю они хотят рассказать при помощи визуализации и давали им задания по поиску необходимых данных. Так что учиться друг у друга никогда не поздно.

Николя Кайзер-Бриль — об особенностях журналистики в цифровую эпоху


Journalism++ — агентство дата-журналистики, открытоe тремя друзьями в 2011 году. Сейчас это сеть независимых компаний, работающих в Берлине, Париже, Стокгольме,  Кельне, Амстердаме и Порто. Согласно их  манифесту, журналисты должны «делать важное интересным», а не наоборот – «делать интересное важным». Призер конкурса Data Journalism Awards 2014, компания Journalism++ известна разработкой веб-приложений для работы с данными, созданием визуализаций и проектами в расследовательской журналистике. Как все получилось? Обсуждаем это с основателем и исполнительным директором Journalism++, Николя Кайзер-Брилем. Самоучка в журналистике и программировании, Николя по образованию — специалист в медиа экономике. Он также преподает дата-журналистику  на открытых онлайн-курсах, доступных на английском и французском языках.

-Николя, как ты понял, что пришло время открыть свое агентство?

-Мы работали вместе с Пьером (Пьер Ромера, технический директор и разработчик в J++) в новостном стартапе OWNI в Париже.

OWNI — легендарный французский новостной сайт. Запустился в апреле 2009 года. Николя возглавлял отдел дата-журналистики. Сайт писал о технологиях, политике, культуре и работал на некоммерческой основе. Дважды победитель конкурса Online Journalism Awards, OWNI известен, в первую очередь, своим совместным проектом с Wikileaks. OWNI объявил о своем банкротстве и закрылся 21 декабря 2012 года.

Когда дела у OWNI пошли не очень, мы оттуда ушли, но хотели по-прежнему работать вместе. Пьер – разработчик, а я – журналист, и мы искали редакцию в Париже или Лондоне, которая приняла бы нас как команду. В некоторых редакциях нас были готовы взять, но собирались посадить на разных этажах: Пьера с разработчиками, меня с журналистами. От таких предложений мы отказывались —  и в итоге создали свою компанию, что изначально было скорее запасным планом. Мы просто хотели вместе заниматься дата-журналистикой.

-Почему вы открылись в Берлине и как выбрали название?

-Название это такая «ботанская» шутка. В языке программирования, когда добавляешь к переменной «++», это означает, что она равна значению «переменная плюс один». Journalism++ значит «журналистика = журналистика+1». То есть нечто большее. А насчет выбора города все опять оказалось случайно. Я тогда жил в Берлине, Пьер – в Лондоне. Но так как мы оба французы, нам было юридически удобнее зарегистрировать компанию в Париже. И мы вообще-то собирались в Париж вернуться, но потом наш главный проект-менеджер Анна-Лиза Буайер решила переехать в Берлин, и  мы стали работать на два города. Сегодня в команде семь человек.

-Но это только в главной команде, а ведь есть же еще и отделения. Как вы пришли к идее франшизы и какие условия принятия в ваш клуб?

-Все само собой получилось. Мы знали ребят из Швеции, Jens Finnas и Peter Grensund, они делали очень хорошую работу и вот мы узнали, что они собираются открывать свое агентство, и предложили им назваться так же. Мы подумали, что будет здорово работать в сети с одним именем. И так как это хорошо получилось с J++ Стокгольм, мы и в другие города расширились. Идея заключается в том, чтобы собрать вместе лучших дата-журналистов, и, в общем, мы ищем хороших разработчиков, потому что это все-таки техническая вещь, дата-журналистика. Ну и наконец, вы не просто должны хотеть ей заниматься, вы должны хотеть именно открыть компанию. Мы не хотим превращать бренд в ярлык, который мы раздаем или не раздаем. Здесь идея в создании компаний, потому что это удобный способ работы на рынке, особенно в расследованиях.

-Какой из ваших проектов самый удачный?

-Сейчас мы активно продвигаем Detective.io.

Detective.io это инструмент с открытым исходным кодом, разработанный командой Journalism++. Он позволяет пользователям загружать, хранить и анализировать данные, которые  у вас есть по конкретной теме. То есть это такая платформа, чтобы на ней размещать свое расследование – что особенно удобно для журналистов, юристов или бизнес-аналитиков. Чтобы начать работать, вам нужно скачать исходный код и установить Detective.io на вашем собственном сервере. Или можно просто работать на сайте detective.io онлайн, что проще и не менее безопасно для ваших данных.

detective

Некоторые из наших проектов в расследовательской журналистике мы запустили, чтобы прорекламировать Detective.io, например,  The Migrant Files или the Belarus Networks (база данных, показывающая связи в белорусской бизнес-элите, готовится к публикации). Продвигая Detective.io на новые рынки, мы, таким образом инвестируем в расследовательскую журналистику как специальность. Мы также собираемся предоставлять техническое обслуживание этой платформы.

А до этого был еще один действительно классный проект, который мы сделали для телеканала Arte в начале этого года. Arte сказали: мы хотим сделать что-нибудь о занятости и условиях работы молодых людей в Европе, и дальше уже мы сами полностью сделали проект от начальной концепции до финальной разработки. Он называется World of Work.

-И проект этот – еще одно подтверждение того, как многообразна журналистика сегодня – она на мобильных устройствах, она в компьютерных играх, а вот это был опросник.

-Именно, в этом случае мы хотели, чтобы молодые люди, которые проходили нашу анкету, начали бы сами задавать себе вопросы, о которых они до этого не думали. Там было 60 вопросов на самые разные темы, и мы подавали это как опрос, а на самом-то деле идея была в том, чтобы пользователь начал думать по-новому о своей ситуации с трудоустройством. Например, мы сознательно избегали деления на категории работающий-безработный, потому что они ничего не значат для молодого поколения сегодня.  И я был очень рад, когда те, кто прошел опрос, сказали, что какие-то вопросы были для них совершенно новыми и заставили задуматься – что и было нашей целью.

wow

-А вы взяли в команду психолога для этого проекта?

-Мы наняли рекламное агентство для консультации. В целом, это было огромное исследование, и над проектом работали люди разных профилей – и дизайнеры, и разработчики, но «посторонний» специалист, которого мы привлекли, был из рекламы. Оказалось невероятно сложно придумывать вопросы для возрастной категории 22-30, чтобы они были интересны для пользователя и в то же время имели непосредственное отношение к проекту.

-Какие у тебя сейчас любимые инструменты для «заворачивания» данных?

-Помимо Detective.io, когда мне нужно сделать простую визуализацию, я использую Datawrapper (тоже проект J++, который сейчас поддерживается командой J++ в Кёльне) или Chartbuilder (проект Quartz). Программ очень много, и выбор действительно зависит от конкретных задач. Например, сейчас мы занимаемся визуализацией социальных отношений – и для этого, конечно, пользуемся Gephi, это программное обеспечение с открытым кодом, которое для этого и предназначено.

-Что бы ты посоветовал тем, кто хочет развивать дата-журналистику в России?

-У вас уже есть много агентств и компаний, которые делают профессиональные вещи. Для развития отрасли как таковой, думаю, важно найти хороших разработчиков, которые что-то понимают в журналистике – тогда появятся хорошие идеи. Иначе получится только повторение чужого опыта, а смысл не в этом. Смысл в том, чтобы использовать технологии и благодаря этому развивать профессию. А для этого нужно или найти программиста, или самому им стать.

-Вообще дата-журналистика иногда выглядит как такая сугубо внутренняя вещь, «ботанское» направление в журналистике. По-твоему, она может стать мейнстримом?

-То, что ты говоришь, особенно верно, если посмотреть на американские сайты, которые открылись в этом году —   Upshot,Vox и 538 . Соглашусь, что они сдвигают дата-журналистику в некую заумь. Но если рассматривать дата-журналистику как журналистику, которую нельзя сделать без компьютера – а я придерживаюсь такого определения – то это может быть что угодно. Как в проекте   ‘World of work’, о котором я говорил: это совместный продукт работы журналистов и программистов. Но пользователь этого не чувствует, не осознает. И к этому мы и должны стремиться.

-Но тогда можно сказать, что дата-журналистика существует уже давно – просто мы ее знали по другими именами, типа «computer-assisted reporting» — или есть что-то особенное и новое в дата-журналистике сегодня?

-Да, верно, что компьютерами журналисты пользуются уже очень давно, и не первый день делают визуализации, но новым – особенно в Европе – стало то, что журналисты поняли, что им нужно подучить математику. До этого если нужно было сделать исследование на компьютере, журналисты обращались к специалистам по статистике, платили бешеные деньги за использование специальных компьютеров и так далее. Сегодня такой же анализ можно сделать за несколько часов и ноль евро. То есть любой это может сделать и опубликовать. Ну и еще один аспект: есть же еще термин «онлайн-журналистика», но его авторитет сильно подорвали те, кто занимаются «копипастной» журналистикой. Поэтому сегодня дата-журналистика в моде: она, в общем, означает такую онлайн-журналистику, которая была невозможна 10 лет назад.

-И  вообще профессия журналиста сдвигается сегодня, то есть непосредственно журналистикой часто занимаются блоггеры или гражданские журналисты, а вот «настоящим» журналистам нужны навыки, которые с них раньше никто не спрашивал. Как журналист-самоучка, что ты по этому поводу думаешь?

-О, на эту тему мы можем пару часов проговорить. В доцифровую эпоху журналистом являлся тот, у кого был доступ к средству передачи информации. То есть и ведущая на российском телевидении, которая читает официальный текст, и расследовательский репортер в New York Times – все были журналистами, потому что у них был доступ к общению с аудиторией. А теперь эта концепция просто не работает.

Сегодня опубликовать что-то может любой. То есть, например, убивают Бен Ладена – парень из Пакистана без всяких связей в СМИ пишет твит и мгновенно становится главным новостным источником по теме.

Или стрельба в Колорадо – помнишь, там в кинотеатре в Денвере появился человек в костюме супермена и открыл стрельбу по людям. И на протяжении 10-12 часов главным источником информации был подросток, который сидел в своей комнате близко к месту происшествия. Дело было ночью, телеканалы добрались туда только к утру, а он всю ночь проверял и обновлял информацию – то есть как раз занимался журналистикой. А когда его спросили, почему он это сделал, он сказал: я подумал, это было нужно.

Или вот, просто визуализация по сбрасыванию управляемых снарядов – никакого горячего инфоповода, просто хорошая визуализация, но вот она распространяется по сети и становится очень успешной. И опять, когда автора спрашивают, почему он это сделал, он говорит – об этом никто еще не рассказал, и я подумал, что это надо сделать.

drones

Что общего у всех этих явлений, это добавление качественной информации в интересах общества. Я думаю, в этом и заключается журналистика, и если вы работаете на полную ставку в редакции или читаете новости по телевизору, я бы это назвал не журналистикой, а профессиональным информационным обслуживанием населения. Вот поэтому я определяю журналистику не по профессии, а по цели. И такой журналистикой – для блага общества – может заниматься каждый.

Team photo: © Marion Kotlarski/Journalism++

База данных предвыборных обещаний политиков


Проект «Обещаете?» — самая захватывающая идея в предвыборной работе журналистов от MittMedia и Стокгольмской команды J++.

Нужно позволить избирателям требовать конкретных обещаний от местных политиков. Необходимо также позволить партиям подписаться под мерами, которые они обещают предпринять», — объясняют шведские журналисты идею проекта.

Эта инициатива шведских журналистов в период парламентских выборов получила название: «Обещаете?».

Логотип проекта "Обещаете?"
Логотип проекта «Обещаете?»

Все, кто когда-либо работал журналистом во время выборов, знают, как тяжело добиться от политиков каких-то конкретных обещаний. Предвыборные обещания чаще всего очень абстрактны, размыты. Избирателям из-за этого нелегко принимать обоснованные решения. Кроме того это затрудняет работу журналистов по отслеживанию риторических маневров политиков и призыву их к ответственности.

Именно подобные ситуации послужили отправной точкой для команды J++ из Стокгольма и шведского медиа-концерна Mittmedia инициировать проект, который стартовал на прошлой неделе в 19 региональных газетах.

Суть идеи в следующем. На сайтах газет созданы специальные разделы с одноименным названием «Kan du lova?». Читатели должны зарегистрироваться в системе, указав персональные данные и город/район в котором они проживают. Избиратели могут оставить запрос с заявлением о том, каких обещаний они ждут от политиков: «Можете ли вы пообещать, что…?» Редакторы изданий утверждают и затем публикуют запросы в этом разделе на сайте издания. Местные представители партий затем могут либо подписаться под предложенным обещанием в электронной системе, либо отклонить его, аргументировав ответ коротким комментарием. При этом политики могут дать только прямой ответ на предложенное обещание: да или нет. Один миллион жителей в 40 муниципалитетах получат подробное описание, как пользоваться такой системой.

Например в городе Сундсваль, Социалдемократы (SD) и Народная партия (FP) пообещали снизить цены на автобусные билеты, однако Умеренная коалиционная партия (M) и Христианско-демократическая партия (KD) отказались от этого.

Так выглядит проект «Обещаете?». Вверху жирным задан вопрос от избирателя. Ниже приведены ответы партий (отмечены цветом): да (ja) или нет (nej) и комментарий.

Подобный вид сбора данных авторы идеи назвали «Långsiktig Datajournalistik» или «Долгосрочная журналистика данных». Этот проект с журналистской точки зрения интересен именно в долгосрочной перспективе. Как отмечают авторы идеи, за редким исключением журналисты отслеживают события в течение нескольких газетных номеров и собирают информацию по конкретным событиям. Об этом же пишет и Адриан Головатый (англ. Adrian Holovaty) в статье-манифесте журналистики данных A fundamental way newspaper sites need to change (2006, на англ. яз.). В частности, он критикует редакции, которые почти не работают с данными структурировано: не создают собственных баз данных или не анализируют всю информацию, полученную за день, не сохраняют их в виде данных, удобных для сравнения в будущем, отслеживания и электронной обработки. Статья датирована 2006-м годом, но до сих пор актуальна, считают шведские коллеги.

Помнит ли кто-нибудь, какие обещания были даны перед выборами в 2010 году? С помощью проекта «Обещаете?», издания могут пополнять базу данных конкретных и отслеживаемых обязательств политиков перед избирателями.

В течение последующих четырех лет избиратели могут обратиться к базе данных предвыборных обещаний и потребовать их соблюдения. Таким образом, созданы предпосылки по улучшению качества политической журналистики в Швеции.

Издания, участвующие в проекте «Обещаете?»:

MittMedia — одна из крупнейших медиа-групп в Швеции. Компании принадлежит 10 новостных сайтов, 19 ежедневных региональных газет, электронные газеты, бесплатные газеты, радио, компания прямой почтовой рассылки и типографии.

Оригинал статьи на шведском языке от Jens Finnäs, J++ Stockholm, 21 августа 2014.

Перевод – Алла Рыбина.

Animoto — сервис для создания экспресс-слайд-шоу


Этот сервис по производству cлайд-шоу стал героем публикации в Forbes. Не каждое приложение удостаивалось внимания этого журнала.

Но Аnimoto, оригинальный сервис, изменивший отношение к созданию видео у всех, кто с ним столкнулся, имеет очень интересную историю рождения.

Конечно, же сначала было “однажды”…

… “Однажды друг Брэда Джефферсона Стиви Клифтон пожаловался, как много у него, ведущего аниматора одного из американских телеканалов, уходит сил и времени на то, чтобы превращать фотографии, видео и текст в готовые для телевидения видеоролики. Нужно было найти способ автоматизировать этот процесс”, – так начинается статья в Forbes “Фабрика моментальных видеороликов”

Спустя время, друзья и еще пара их родственников создали компанию Animoto. Бизнес-модели не было, идея многим экспертам в отрасли казалась утопичной, перспектив в описанной ими технологии не видел никто.

Год они создавали программу и, наконец, в 2007 году презентовали ее.

А дальше, Forbes пишет, о 7 миллионах видеороликах, созданных в Animoto пользователями, и что в 2008-м интернет-магазин Amazon купил у Animoto пакет акций, а в июне того же года Animoto через Amazon привлекла больше 4 миллионов долларов инвестиций.

Итак, в чем уникальность?

Пользователи загружают фото со своего компьютера, со страницы Facebook, с iPhone, iPad на сайт Animoto и выбирают аудиофайл (это может быть музыка, наговор автора или аудиоинтервью). Программа сама работает режиссером и редактором, она анализирует фото и аудио и автоматически создает слайд-шоу, в котором фотографии появляются в ритме выбранного звукового ряда.

Можно выбрать фон для слайдшоу — в Animoto 45 шаблонов.

Регистрация через аккаунт в Facebook или через почтовый адрес. Не требует подтверждения по email.

Пользователи могут загружать готовые ролики в YouTube, Facebook, скачивать на свой компьютер и даже заказать у Animoto DVD с видео высокого разрешения.

Можно готовое слайд-шоу встроить на сайт, скопировав embed-код.

Расшарить ролик можно в  Facebook, Twitter, Pinterest и отправить ссылку по почте.

Готовое видео можно отредактировать.

В бесплатной версии дается возможность создать 30-секундный ролик. За больший хронометраж и качество HD придется платить – есть несколько тарифных планов, самый минимальный — 5 долларов. Смотреть расценки.

Есть мобильное приложение. Скачать из AppStore и GooglePlay.

Как создать видео в Animoto 

Видеоурок по созданию роликов в Animoto

Процесс создания слайд-шоу:

Выбираете фон, выбираете музыку из встроенной аудиобиблиотеки Animoto или загружаете свою с компьютера.

Выбираете сервис, из которого Animoto заберет фотографии. На выбор: Facebook, Flickr, Instagram, Picassa, Photobucket. Выбираете необходимые фотографии. Или загружаете их с компьютера.

Можно загрузить готовые видеоролики из библиотеки Animoto, они разбиты по тематикам. Или загрузить свое видео.

Можно вбить текст, что-то вроде титров. Все файлы можно переставлять местами и перемещать по таймлинии.

Осталось только нажать “Produce Video”. Программа сама сконвертирует видео.

Можно добавить описание ролика и название, а также выбрать картинку которая будет видна на превью.

С помощью инструментов, расположенных справа, можно добавить случайный эффект для картинки (Spotlight), повернуть объект, сделать его дубликат или удалить.

Когда можно использовать: 

  • как слайд-шоу, элемент мультимедиапроекта
  • для визуализации небольших данных, к примеру, несколько цифр с итогов переписи населения в вашем городе
  • анонсы теле или радиопрограмм, тизеры
  • проморолики
  • объявления о конкурсах

Отзыв на книгу ‘Consent of the Networked’, автор: Rebecca MacKinnon


Сегодня я как тот чукча: не только писатель, но и читатель. А прочитала я книгу американской журналистки и активистки Ребекки МакКиннон «Согласие  сетевого народа.  Всемирная борьба за свободу в интернете». На русский язык книга еще не переведена, поэтому я и спешу завести о ней разговор в нашем сообществе.

391px-Rebeccamackinnon_wenxin

Сперва несколько слов об авторе. Ребекка МакКиннон еще в детстве попала в Китай вместе со своими родителями и сестрой — и вот, спустя годы, она вернулась туда как дипломированный журналист. Много лет она возглавляла корпункты CNN в Токио и Пекине, а потом окунулась в активистское движение. За что? Да, как говорится, за все хорошее, против всего плохого — за свободу слова, за свободу интернета, за отсутствие цензуры и тотального контроля, за демократию и права человека. И как бы громко (или гулко) ни звучали эти слова, за ними на самом деле действительно стоит то, за что стоит бороться. За нашу и вашу свободу. Сегодня мисс МакКиннон – член совета директоров Global Network Initiative и Комитета защиты журналистов. Ну а для российского интернет-пользователя знакомым должен быть сайт Global Voices Online, у истоков которого также стояла Ребекка. «Consent of the networked» – ее первая книга. Что ж, давайте ее распробуем.

2014-08-14 15.19.54

Названием книга перекликается с понятием ‘consent of the governed’ или «согласие управляемых». Оно означает, что правительство легитимно и имеет моральное право на власть тогда и только тогда, когда это делегируется им тем обществом, которым это самое правительство управляет.

А вот в «свободном» интернете, пишет МакКиннон, все наоборот. Даже не говоря о механизмах слежки, о которых мы теперь, благодаря Сноудену, знаем чуть больше, наша цифровая деятельность и так как на ладони перед власть в Интернете имущими.

Так, Facebook может заблокировать одну из групп, потому что ее администраторы зарегистрированы под псевдонимами  – окей, но что если это политические активисты в Египте, и публиковать свое имя просто опасно? А Yahoo! передает китайскому правительству данные журналиста, который отправил по почте внутренний правительственный документ– что кончается для него тюрьмой и смертью.

Теперь, как это все относится к дата-журналистике и к открытым данным? Прямо – никак, а косвенно – еще как. Есть такой устойчивый дискурс, мол, интернет освобождает людей, дает всем доступ к знаниям, позволяет людям из угнетенных диктатур бороться с режимом и так далее. И это даже до определенной степени правда.

Но только до определенной. Потому что если посмотреть с другой стороны, Интернет – это почище феодального государства. Пространство, где мы находимся под тотальным контролем. Вот с этой стороны и смотрит Ребекка.

2014-08-14 15.29.24

«…корпорации и правительства, которые организуют киберпространство и управляют им, ни перед кем не отчитываются за то, как они распоряжаются властью над физическими и цифровыми жизнями людей, которые сидят в сети»

Красной нитью проходит отсылка к книге Оруэлла «1984». И если тогда, 30 лет назад, революцией стало появление Apple, в рекламе которого обыгрывается книга Оруэлла, то сегодня сам Apple нам если не Отец родной, то уж точно Большой брат.

МакКиннон проводит параллели с Magna Carta — Великой Хартией Вольностей, первый документ, который даровал конституционные свободы. И точно так же, как английские бароны в 13 веке отстаивали свои физические права, нам стоит побороться сегодня за права цифровые. «Democracy was never advanced by people asking politely» ©

2014-08-14 15.24.36

Больше о книге и движении за свободу в Интернете можно узнать тут: http://consentofthenetworked.com/about/

Свою лекцию для TED Rebecca назвала смело и, что уж, честно: «Давайте вернем интернет!». Посмотреть тут:

http://www.ted.com/talks/rebecca_mackinnon_let_s_take_back_the_internet?language=ru

Photo of Rebecca MacKinnon: © Kevin Wen, used under CC Attribution 2.0 Generic license

Other photos: © Anastasia Valeeva

Список российских государственных порталов открытых данных


 OpenDataPortals

 

Скачать список российских государственных порталов открытых данных в табличной форме можно здесь (в формате CSV).

 

Название портала Ссылка
1. Российский федеральный портал открытых данных http://data.gov.ru

2.

Портал открытых данных г. Москвы http://data.mos.ru
3. Портал открытых данных г. Санкт-Петербурга http://data.gov.spb.ru
 4. Портал открытых данных г. Тулы http://opendata71.ru
 5. Портал открытых данных г. Казани http://data.kzn.ru/
 6. Портал открытых данных Пермского края http://opendata.permkrai.ru/opendata/
 7. Портал открытых данных Вологодской области http://opendata.gov35.ru/
 8. Портал открытых данных Ульяновской области http://data.ulgov.ru/
 9. Портал открытых данных Ярославской области http://www.yarregion.ru/opendata/default.aspx
 10. Портал открытых данных Республики Тыва http://www.opentuva.ru/
 11. Портал открытых данных г. Зеленограда http://www.zelao.ru/opendata/
 12. Раздел открытых данных на портале администрации Тюменской области https://www.admtyumen.ru/ogv_ru/gov/open-gov/opendata.htm
 13. Раздел открытых данных на портале администрации Волгоградской области http://old.volganet.ru/files/opendata/
 14. Раздел открытых данных на портале администрации Томской области http://tomsk.gov.ru/ru/otkrytyy-region/otkrytye-dannye/otkrytye-dannye-tomskoy-oblasti/
15. Раздел открытых данных на портале администрации Ставропольского края http://www.stavregion.ru/open/otkrytye-dannye/
 16. Раздел открытых данных на портале администрации Курганской области http://kurganobl.ru/otkrytye-dannye
 17. Раздел открытых данных на портале администрации Амурской области «http://www.amurobl.ru/…»
 18. Раздел открытых данных на портале администрации г. Краснодара https://www.krd.ru/opendata/
 19. Раздел открытых данных на портале администрации г. Южно-Сахалинска http://yuzhno-sakh.ru/dirs/1462
 20. Раздел открытых данных на портале администрации Нерюнгринского района http://www.neruadmin.ru/opendata/
 21. Раздел открытых данных на портале администрации Астраханской области http://egov.astrobl.ru/opendata/nabory-otkrytyh-dannyh
 22. Раздел открытых данных на портале «Открытый Татарстан» https://open.tatarstan.ru/data/dataset
 23. Раздел открытых данных на портале «Открытый регион» администрации Хабаровского края http://www.khv.gov.ru/ODOpenData/ChooseData
 24. Раздел открытых данных на портале администрации г. Георгиевска http://www.georgievsk.ru/about/opendata/
25. Раздел открытых данных на портале администрации г. Йошкар-Ола http://www.i-ola.ru/opendata/
 26. Раздел открытых данных на портале администрации г. Анапы http://www.anapa-official.ru/opendata/
 27. Раздел открытых данных на портале администрации г. Ставрополя http://www.stavadm.ru/opendata/
 28. Раздел открытых данных на портале администрации г. Челябинска http://socchel.ru/otkrytye-dannye

Фридрих Линденберг — о том, как сделать грамотный дата-сайт


Журналист по образованию, Фридрих Линденберг (Friedrich Lindenberg) работает на стыке дисциплин: разработка программного обеспечения, дата-журналистика, открытые данные.

use_this_one

 

Так, в 2013 году по программе Knight-Mozilla OpenNews program (см. анонс на будущий набор этой программы в записи от 4 августа в этом блоге!) Фридрих работал в крупнейшем новостном сайте Spiegel Online как дата-журналист и разработчик новостных технологий.

А в рамках сотрудничества с Open Knowledge Foundation Фридрих стал одним из создателей проекта OpenSpending.  И если в момент запуска в 2011 году,там была информация только по Великобритании и Германии, то сегодня на этом сайте граждане уже 70 стран могут узнать, куда и как тратятся их налоги.  https://openspending.org/

friedrich1

Во время работы над этими и другими проектами, Фридрих, как и его коллеги, замечали, что часто журналисты и активисты открытых данных проходят в своей работе примерно один и тот же путь проб и ошибок. Разработка сайтов, где есть дата-каталоги, визуализация и анализ данных, или движок, с помощью которого граждане могут посылать запросы информации в правительство, — дело новое, проторенной дороги еще нет.

Однако если собрать в одном месте полезные советы, что делать и чего не делать, это может сильно помочь первопроходцам. Так и подумал Фридрих и его коллеги во время «лагеря», организованного Международным центром для журналистов (ICFJ) для программистов и дата-журналистов CodeCamp, который проходил с 19 по 30 мая 2014 в Италии.

Так появился на свет проект CivicPatterns, где разработчики сайтов и приложений по работе с открытыми данными постарались  собрать весь опыт.

http://civicpatterns.org/

Сайт сделан на так называемом «языке шаблонов» (Pattern Language). Этот язык придумал австрийский архитектор Кристофер Александр, но его применение вышло далеко за рамки архитектуры. Суть языка шаблонов такова: «Каждый паттерн описывает некую повторяющуюся проблему и ключ к ее разгадке, причем таким образом, что этим ключом можно пользоваться при решении самых разнообразных задач» (с) К. Александр. Таким образом, этот набор позволяет каждому участвовать в дизайне и разработке проекта.

Еще про язык шаблонов вы можете прочитать вот здесь: http://en.wikipedia.org/wiki/Pattern_language

civicpatterns

А подробнее о проекте CivicPatterns Фридрих Линденберг рассказал в интервью специально для нашего сайта.

- Как появилась идея этого проекта? Долго вынашивал или все родилось спонтанно во время семинаров с коллегами?

- Сам язык шаблонов и шаблоны проектирования мне нравились давно, уже несколько лет. Это замечательный метод структурного подхода к комплексным системам —  будь то города, программное обеспечение или общество.
А  вдохновение для CivicPatterns появилось, когда мы стали видеть свои ошибки. При этом мы понимали, что похожие проекты — по вовлечению граждан в онлайн-пространство — создаются во многих странах, поэтому нужно делиться между собой опытом. Попытки уже были, появилось довольно много каталогов мобильных и компьютерных приложений для активных граждан, где перечисляются все эти проекты. Но на самом деле ни я, ни мои знакомые этими каталогами не пользовались — что навело нас на мысль, что это не лучший способ делиться такими знаниями. И вот тогда мы спросили себя: как могут создатели самых разных сайтов делиться полезной информацией? — и придумали CivicPatterns.
Каждый день в летнем «лагере» в Италии мы обсуждали эту идею за обедом, а в последний день устроили двухчасовой мозговой штурм,  написали большинство шаблонов и подняли сайт.
- По твоему опыту, какие самые частые ошибки совершают команды дата-журналистов и какие 3 шаблона, на твой взгляд, самые полезные для медиа?
- Я думаю, что для журналистов самое главное — переключиться с рассказывания историй на доставку услуг. В интернете надо сочетать предоставление нужного сервиса с историей. Например, представь, что ты пишешь о коррупции в медицине — если у тебя достаточно данных, то ты можешь встроить поисковик, благодаря которому читатели смогут проверить, берет ли взятки их доктор.  Я думаю, что для журналистов — как и для всех, вообще-то — важно
- четко представлять себе желаемый результат (“Think Backwards”)
- добывать информацию необычным способом  (“Don’t wait, scrape”)
- переводить технические термины на понятный людям язык (“Human language”).
- А как сейчас идет работа? Вам пишут другие разработчики?
- Мы наткнулись на инициативу Code For America. Ребята  в США делают очень похожий проект. Поэтому теперь у нас в планах слить наши два списка , ну и надеемся, у нас будет время разрабатывать уже имеющиеся шаблоны и писать к ним объяснения с примерами. Например, там есть шаблон  ‘Eat Your Own Dog Food’ (ешьте корм своей собаки), а в объяснении — ‘but don’t only eat dog food’ (но не только). Вообще, этот шаблон использовали еще в Майкрософт, суть такова: потребляйте свой собственный продукт, так вы будете испытывать и проверять его качество.  Благодаря забавному названию его легко запомнить, хотя, конечно, надо его доступно объяснить. Вот как раз в этом мы очень надеемся на помощь всех заинтересованных: кто-то захочет доработать шаблон или описать его, а кто-то будет несогласен и захочет что-то поменять. Все мнения для нас очень важны, присоединяйтесь к дискуссии на нашей странице и в GitHub!
Английскую версию статьи и оригинал интервью читайте тут:

Фото (C) Stefan Gehrke, CC BY 3.

Программисты и хакеры, для вас открыты двери лучших редакций мира


Open News совместно с Knight Foundation и Mozilla ждут заявок на 10-месячную стажировку в лучших редакциях мира:

 

  • The New York Times in New York
  • National Public Radio in Washington
  • The Guardian in London
  • The Washington Post in Washington
  • La Nacion in Buenos Aires
  • Vox Media in Austin, Washington or New York
  • The Center for Investigative Reporting in Emeryville

Стажировка создана для разработчиков, хакеров, девелоперов, инженеров, программистов, айтишников — в общем, всех, кто с компьютером на «ты» и интересуется журналистикой.

Дедлайн 16 августа.

Подробности тут: http://opennews.org/fellowships/

 

 

 

День Глобальной журналистики 2014 в Университете Эребру


GJDay в Örebro University, май 2014
GJDay в Örebro University, май 2014

Digital Media, Google и Global Journalism — ключевые слова конференции, речь о которой пойдет ниже.

Мне посчастливилось быть волонтером и участвовать в организации Global Journalism Day 2014 at Örebro University, который прошел 23 мая 2014 года в городе Эребру, Швеция. Однодневный симпозиум был посвящен теме ‘Transparency, Surveillance and Trust in Technology’.

День глобальной журналистики проходит раз в два года и организуется студентами-магистрантами программы  ‘Global Journalism’.

В эру цифровых технологий, мобильных телефонов, планшетов и прочих платформ для медиа, все чаще встает вопрос о сохранности данных, безопасном хранении персональной информации и наблюдением за этой информацией. Тема доверия цифровым технологиям стала одной из главных во время конференции.

Студенты, преподаватели, журналисты и юристы — всего более ста зарегистрированных гостей — ключевые выступающие из Google и UNESCO, открытые дискуссии и круглые столы – все это GJDay2014 (#GJDay14). Кроме того, мероприятие отметило 10-летний юбилей международной магистерской программы  ‘Global Journalism,  которую я окончила в июне 2014.

Walid Al-Saqaf
Walid Al-Saqaf — глава организационного комитета Дня Глобальной Журналистики 2014 и директор магистерской программы Global Journalism, магистранты программы.

Мы часто задаемся вопросом, кто еще читает нашу электронную почту, где аккумулируются данные обо мне, кем и где они собираются и хранятся. Вопрос наблюдателей и наблюдения обсуждался особенно бурно во время конференции. Я рекомендую всем посмотреть презентацию Nicklas Lundblad (30 мин., на английском языке), должность которого звучит как Director of Public Policy and Government Relations at Google for Europe and the EU.

Nicklas Lundblad at GJDay 2014
Nicklas Lundblad, the Director of Public Policy and Government Relations at Google for Europe and the EU

В своей презентации Никлас подходит к решению вопроса о наблюдателях в информационном пространстве с философской позиции, предлагая различные модели наблюдения в обществе. Уверена, что презентация будет интересна не только журналистам.

Все мы опасаемся, что за нами идет постоянный невидимый контроль, на каждого из нас найдется достаточно информации в социальных сетях и открытых источниках. Но кто же все-таки наблюдает за нами и наблюдает ли? И есть ли кто-то кто наблюдает за этими смотрителями? Именно об этом рассказывает Никлас.

Специально для любителей «почитать» — краткое резюме ниже!

Главный вопрос презентации Никласа — «Кто наблюдает за смотрителями

Его презентация очень логично построена и состоит из 1-го вопроса, 4-х ответов, 3-х особенностей и 2-х трудностей.

Несмотря на то, что этим вопросом задавались философы на протяжении веков, он по-новому раскрывается в наше время. Никлас допускает, что наблюдение является правомерным.

Он предлагает 4 ответа на поставленный вопрос.

Первый из них был дан древнегреческим философом Платоном. По убеждению философа, через образование мы можем создать лучших представителей общества, которым просто не нужны будут «смотрители». Таким образом возникает вопрос, а действительно ли смотрители или те, кто выполняют в обществе надзирательную функцию, лучше обычного человека?

Римский поэт Ювенал был не согласен с этой позицией. По его мнению, смотрители или надзиратели ничем не лучше других, потому что они могут быть подвержены коррупции. Он дает второй ответ на поставленный Никласом вопрос — функция надзирательства просто не может быть выполнена. Ювенал считал, что любой надзиратель также должен быть под наблюдением другого смотрителя, который в свою очередь должен быть наблюдаем кем-то еще и так до бесконечности…

Лауреат Нобелевской премии по экономике Леонид Гурвич предлагает третий вариант ответа на вопрос Никласа. В любом споре есть третья сторона, не заявляющая своих требований. Это люди, которые на подсознательном уровне хотят делать только то, что считается правильным в обществе.

Гурвич предлагает такую модель общества, в котором небольшое количество здравомыслящих наблюдателей могут противостоять надзирателям. В открытом демократическом обществе, где информация доступна и открыта для всех в одинаковой степени, электорат будет в силах исключить коррумпированных надзирателей в процессе легитимных выборов. Таким образом, действия третьей стороны будут добровольны и подотчетны электорату.

Еще одна идея, как организовать процесс наблюдения в обществе, предложена английским социологом Иеремией Бентамом, автором идеи специально сконструированной тюрьмы — знаменитого Паноптикума. Паноптикум дает возможность одному смотрителю наблюдать за всеми заключенными одновременно.  Идея состоит в том, что людям нужен постоянный надзор, иначе они не будут себя вести как подобает. Таким образом модель тюрьмы может быть перенесена на общество. Но в этом случае, встает вопрос о прозрачности такого наблюдения. Определенно, ее здесь нет, считает Никлас.

Четвертый ответ на вопрос «Кто наблюдает за смотрителями?» Никлас нашел в книге американского писателя-фантаста Дэвида Брина — «Прозрачное общество» (1998), которую он рекомендовал к прочтению. И ответ этот — equiveillance, баланс между наблюдением и обратным наблюдением, «равновесное наблюдение». Таким образом, каждый наблюдает за всеми, потому что каждый член общества — смотритель.

Однако, по мнению Никласа, ни один из этих ответов не дает полной картины и не является ключом в обществе информационных технологий. Причиной этому являются несколько особенностей информационного общества. Эти особенности меняют природу вопроса и делают его еще более трудным для решения.

Каковы же эти особенности:

  1. Рост объема данных. А действительно, кто-нибудь в курсе, какой объем данных мы имеем сегодня? А как насчет завтра? И с какой скоростью объем информации растет? Никлас приводит в пример гипотезу немецкого философа Мартина Хайдеггера — а именно, процесс «обрамления». Другими словами, то, что невозможно было сохранить в виде данных посредством технологий еще вчера, возможно уже сегодня.

    «Технологии делают мир доступным в виде данных» , — заключает Никлас.

    Это одна из моих самых любимых цитат в его презентации. В том числе это происходит за счет всевозможным сенсоров и информации, которую они собирают, обрабатывают и хранят. Чем больше данных и чем шире спектр этих данных — тем сложнее ответить на вопрос «За ЧЕМ именно смотрители могут наблюдать?«

  2. Искусственный интеллект. Второй особенностью информационного общества является новые решения в обработке данных. В связи с этим возникает дополнительный вопрос, КАК именно смотрители наблюдают и получают информацию из того огромного количества данных? Сегодня у нас есть возможности устанавливать быстрые корреляции между различными данными. Одним из таким забавных примеров является сайт – Spurious Correlations. Это очень простой пример, как корреляция может ввести в заблуждение.

    Корреляция не всегда предполагает причинную зависимость!

    Таким образом, ошибочные причинные связи растут быстрее, чем объем информации. Это в свою очередь ведет к логической ошибке “post hoc ergo propter hoc” в обществе – с лат.: «после не значит вследствие» или сокращенно с англ. “cinac” – correlation is not a cause. Таким образом, методы с помощью которых смотрители наблюдают, а не просто данные, за которыми они наблюдают, растут и становятся все менее и менее надежными и заслуживающими доверия поскольку объем данных постоянно увеличивается.

  3. Асимметричные угрозы. Никлас представил идею философа Ника Бострома, который утверждает, что в современном обществе индивидуальная возможность причинять вред растет невероятно быстро. Однако постоянно растущий объем информации и данных усложняет процесс обнаружения причиненного вреда. Это проблема поиска иголки в стоге сена, учитывая, что стог постоянно растет, а иголка постоянно находится в движении. Эта идея подводит нас к следующему вопросу — насколько наблюдение может быть эффективным? И действительно ли смотрители могут реально наблюдать? Способность найти или обнаружить угрозу уменьшается, особенно учитывая возможность прятать, скрывать или кодировать информацию. По мнению Никласа, весь мир компьютерных технологий посвящен исследованиям стеганографии — науке о скрытой передаче информации путем сохранения в тайне самого факта ее передачи. Для интересующихся — добро пожаловать на сайт Spam mimic.

Трудности при ответе на главный вопрос.

1) Ответственная прозрачность. За чем именно наблюдают смотрители? Знают ли они содержание данных? Каково качество этих данных? И кто же все-таки эти смотрители? У кого есть на это право — наблюдать? Могут ли смотрители делиться информацией между собой? За кем они наблюдают? Должен ли человек быть уведомлен о том, что за ним наблюдают? Когда именно может вестись наблюдение? Какие импульсы или триггеры позволяют начать наблюдение? Зачем смотрители наблюдают? – В чем отличие и где грань между надзором и подотчетностью? Кроме того, должна вестись документация и отчетность о процессе наблюдения. Должен быть доступ к тем  методам, посредством которых осуществляется наблюдение. Предлагаю к ознакомлению вот этот проект от Google – Google Transparency Report.

2) Установление равновесия. Какой уровень наблюдения мы можем принять за «приемлемый» в открытом обществе?

 «Мы должны заблаговременно заботиться о свободе, а не только о безопасности, хотя бы по одной простой причине, что только свобода может сделать безопасность надежной», — Карл Поппер.

Некоторые из этих принципов по наблюдению за данными определены группой компаний, принявших участие в проекте  Global Government Surveillance Reform.

В заключение, Никлас отметил, что вопрос о надзоре, наблюдении и роли смотрящих в информационном обществе остается открытым и открытые дебаты необходимы для поиска новых решений.